Архив рубрики: Детское творчество

Детское творчество — рисование, апликация, лепка, игры и т.п.

Бусы из журнала

В августе созревает очень много фруктов. Помню, в детстве мы делали из некоторых плодов (рябина, боярышник, косточки яблок и ранеток) бусы. А сегодня хотелось бы рассказать, как сделать бусы в любое время года.

1. Возмите старый журнал. Подойдет любой с цветными тонкими страничками, например «Крестьянка», «Лиза», «Час для Вас», «Сделай паузу».

2. Разберите журнал на отдельные страницы.

 

3. При помощи линейки разметьте и разлинуйте листы на треугольники: по верхнему и нижнему краю страницы поставьте точки через определенное расстояние (мы брали 1,5 см) и соедините верхние и нижние точки так, чтобы получились треугольники.

 

4. Разрежьте треугольники по линиям.

 

5. Возьмите спицу. Начиная с широкого конца треугольника, накрутите его на спицу. «Хвостик» можно закрепить обычным клеем.

 

6. Снимите бочонок-бусинку со спицы.

7. Бусинку нужно покрыть мебельным лаком. Это лучше делать нанизав бусинки на нить. А потом, для красоты, лаком для ногтей — мы брали лак с блесками (причем, старый в который добавляли ацетон)

Бусы мы мастерили со старшими детьми — они мечтали сделать шторку в комнату. А вот младшие придумали их использовать для развития моторики рук — просто собирали бусы на нитку. Безопасное и полезное занятие для малышей.

Весёлые гуси

Осенними длинными вечерами мы с малышкой во что только не играли. Подруга посоветовала заняться поделками из бумаги. Так как доченьке 2 годика, я думала ей будет не интересно, но решила попробывать. И как я была удивлена, когда мы с ней просидели 1.5 часа! вырезая и склеивая разные фигурки. Хочу поделиться нашими любимыми «Весёлыми гусями».

Возьмите картон белого цвета и вырежьте полосу (по длинной стороне), затем склейте её концы, чтобы получилось колечко.

Из другого листа бумаги, обычного А 4, делаем шейку. Для этого отрежьте необходимую длину бумаги и сверните в трубочку ,а края подклейте, чтобы трубочка не развернулась.

Теперь нужно вклеить трубочку в колечко.

Возьмите какую-нибудь чашечку или крышку от баночки, обведите карандашом на плотной бумаге. Полученный кружок вырежьте ножницами, это будет голова гуся. Осталось нарисовать на ней глазки (не забудьте и с другой стороны кружка!), из сложенной полоски красной бумаги вырезаем и приклеиваем клюв.

Сверху у свернутой бумажной трубочки нужно сделать два разреза, и в них вставить голову.

И последнее — хвостик. Рисуем карандашом, вырезаем и вклеиваем внутри колечка там, где у гусей бывают хвостики.

Какой красавец получился! Озеро для него можно нарисовать. Или можна сделать самому, вырезав из синей бумаги круг и наклеив на него «лилии» из белой бумаги и «листики» из зеленой.

Приятного время провождения с детками!

Главный урок Марии Монтессори

Мария Монтессори
Мария Монтессори

Когда впервые сталкиваешься с историей педагогической методики Марии Монтессори, невозможно не поразиться тому, с какой ненавистью относились к ней идеологи всех тоталитарных режимов прошлого столетия. Едва придя к власти, и Муссолини, и Сталин, и Гитлер сразу же издают указы о закрытии Монтессори-школ, начинаются гонения на монтессори-педагогов, сторонников этой методики. И неудивительно: ведь ключевое слово в лексиконе величайшего педагога и гуманиста двадцатого века Марии Монтессори – это «свобода». Целью всей своей жизни она видела воспитание свободных, независимых, самостоятельно мыслящих людей, умеющих принимать решения и нести за них ответственность. Ясно, что именно таких людей, как фея Бастинда – чистой воды, панически боялись диктаторы всех времен.

Мария Монтессори – поистине дитя своего времени. Родившись в 1870 году, она уже в раннем отрочестве начала борьбу за право женщины получать образование наравне с мужчинами, поступив сначала в мужскую гимназию, а затем и в университет. Закончив его в 1896 году, она становится первой в Италии женщиной – доктором медицины. Еще в студенческие годы, работая в университетской клинике, Мария Монтессори не раз наблюдала за умственно отсталыми детьми, обездоленными изгоями общества, лишенными не только книжек и игрушек, но и элементарного человеческого тепла.

Пораженная до глубины души, девушка решает посвятить себя лечению и обучению этих детей. Мария Монтессори задается вопросом, что было бы, если бы дети с ограниченными возможностями, дети, которых отвергло общество, оказались в иной среде? Быть может, если бы они не были заперты в стенах больницы, имели игрушки и книжки, если бы им уделяли внимание взрослые, родители и педагоги, они смогли бы догнать в развитии своих здоровых сверстников?

В те годы это были поистине крамольные мысли: до двадцатого века психически больных людей не лечили, а лишь изолировали в психиатрических лечебницах, условия жизни в которых мало чем отличались от тюремных, и уж, тем более, никому не приходило в голову видеть в них личность.

И все же Мария Монтессори решает попробовать. Сначала она ведет исследования в институте экспериментальной психологии при Римском Университете, а в 1900 году возглавляет только что открывшуюся Ортофреническую школу – первое учебное заведение в Европе для детей с отклонениями в развитии. Поскольку ее маленькие пациенты плохо говорили, Монтессори разработала специальные упражнения, развивавшие речь посредством тренировки мелкой моторики пальцев (там есть нервные окончания, стимулирующие речевые центры в коре головного мозга). А из-за того, что дети с задержкой развития плохо понимали объяснения учителей, были придуманы специальные пособия и игры, с помощью которых ученики этой необычной школы могли изучать окружающий мир на основании собственного сенсорного опыта. Так Мария Монтессори начала разрабатывать свои уникальные дидактические пособия.

Каково же было удивление учителей и родителей, когда с помощью материалов, разработанных Монтессори, умственно отсталые дети научились читать, писать и считать раньше своих нормально развитых сверстников из обычной школы.

Но если даже дети, которых до сих пор считали необучаемыми, добились таких успехов, то что же говорить о здоровых? И Мария Монтессори решает открыть школу для обычных детей, которые, как она считает, оказались теперь в гораздо худшем положении, чем ее маленькие пациенты. И в 1907 году в одном из беднейших предместий Рима отрывается первая Монтессори-школа, знаменитый «Дом Ребенка».

Мария Монтессори полагала, что главная задача воспитателя – это создать активную развивающую среду, в которой нет случайных предметов и деталей. Каждый элемент такой среды должен выполнять строго определенную функцию. Едва ли не первое, что делает Монтессори в своей новой школе, это раз и навсегда выдворяет из класса Ее Величество Парту, которая, как она полагает, ограничивает не только двигательную активность, но и познавательные способности ребенка. Отныне в Монтессори-классах парты заменяются легкими столиками и ковриками, которые ребенок может самостоятельно перенести по своему желанию в любой уголок комнаты.

День за днем наблюдая за детьми разного возраста, Монтессори внедряла дидактические пособия и материалы, выбирала оптимальную форму столиков и стульчиков. от ее пристального внимания, казалось, не ускользнула ни одна, даже самая мелкая деталь. Есть сведения, что более семидесяти процентов материалов она в процессе экспериментов отбраковывала, оставляя лишь то, что давало действительно очень хорошие результаты. Поэтому неудивительно, что материалы и пособия, которые выдержали проверку временем, нередко называют Золотой материал Монтессори.

Но главное в системе Монтессори – не пособия и не методики. Главное – это Ребенок, единственный в своем роде, уникальный и неповторимый. И, будучи единственным в своем роде, он имеет право на индивидуальную, рассчитанную на него одного систему обучения. Но где ее взять? Ведь невозможно же приставить по учителю к каждому? Тем более — в Доме ребенка Марии Монтессори, который, как мы помним, находился в беднейшем рабочем квартале. И все же, сама Мария Монтессори обучала по индивидуальным программам по сорок малышей одновременно. Каким образом? Она просто предоставила каждому ребенку самостоятельно разрабатывать для себя свою индивидуальную программу обучения, выбирать, чем, когда и как ему заниматься развивающей среде, созданной педагогами.

Система Монтессори предоставляет каждому ребенку поистине безграничную свободу выбора. Каждый ученик здесь может по собственному усмотрению решать, чем бы ему хотелось сегодня заняться: счетом, географией или чтением, постирать или посадить цветок.

Но – свобода каждого человека заканчивается там, где начинается свобода другого. Этот ключевой принцип современного демократического общества был воплощен в жизнь выдающимся педагогом и гуманистом почти столетие назад, когда «большой мир» был еще ох как далек от истинной демократии. Поэтому даже двух-трехлетние малыши в Монтессори-садике отлично знают, что они не должны шуметь и баловаться, когда другие дети погружены в размышления, что, поиграв, они обязательно должны убрать игры и материалы на полку, тщательно вытереть за собой грязь и лужи, чтобы другим потом было удобно и приятно заниматься.

В Монтессори-школе нет традиционного деления на классы: в одной группе занимаются дети разного возраста. Новички, впервые придя в школу, легко усваивают принятые здесь правила поведения, глядя на старожилов. Умудренные опытом старшие учат младших, как правильно играть в дидактические игры, показывают им буквы, помогают. Да-да! В этой удивительной школе дети САМИ учат друг друга! А что же делает учитель? Он пристально наблюдает за группой и подключается лишь тогда, когда кто-то из детей обращается к нему за помощью или испытывает серьезные затруднения в работе.

Комната, в которой располагается монтессори-класс, разбит на пять зон, в которых сгруппирован тематический материал. В зоне практической жизни ребенок учится обслуживать себя и других. Здесь можно по-настоящему постирать вещи в тазике и погладить их горячим утюгом, нарезать острым ножом овощи для салата, почистить ботинки настоящим гуталином. В зоне сенсорного развития, ребенок учится различать предметы по определенным признакам. Здесь находятся материалы, развивающие тактильные ощущения, зрение, слух, обоняние. В математической зоне, как нетрудно догадаться, находится материал, который поможет ребенку освоить понятие количества и его связь с символом, научиться выполнять математические операции. В языковой зоне дети учатся чтению и письму. И, наконец, остается зона, которую чаще всего называют «космической». Здесь ребенок может получить первые представления об окружающем мире, о взаимосвязях и взаимодействии явлений и предметов, об истории и культуре разных народов.

Все Монтессори-материалы удивительно конкретны и наглядны и позволяют ребенку не просто принимать на веру слова учителя, а на основании собственного опыта убеждаться, что в сотне десять десятков, а дважды два – и в самом деле четыре, а Земля действительно вращается вокруг Солнца, а не наоборот.

Огромное внимание Монтессори уделяла обучению детей навыкам самообслуживания, справедливо полагая, что ребенок, умеющий ловко зашнуровать собственные ботинки, застегнуть курточку и пришить пуговицу к рубашке, не только приобретает бесценный опыт самостоятельности и ответственности, но и разовьет те мышцы, которые необходимы и для овладения навыками письменной речи.

Можно было бы сказать еще немало хороших и добрых слов в адрес великого педагога и гуманиста Марии Монтессори и ее системы воспитания. Но эти замечательные слова вы во множестве найдете на специализированных сайтах (в частности, http://www.montessori-center.ru). А нам бы хотелось, все-таки, остановиться и на минусах, которые, как это ни прискорбно, есть и в этой системе.

Главный заключается в том, что Монтессори-педагогика, великолепно развивая аналитические способности, логику, мелкую моторику, то есть, те сферы деятельности, которые контролирует левое полушарие, практически не уделяет внимание «творческому» правому полушарию, которое, в отличие от левого, познает мир целостно.

В классическом Монтессори-садике дети не играют в спонтанные творческие игры, здесь их считают бесполезными, не помогающими интеллектуальному развитию ребенка, а, наоборот, тормозящими его. Конечно, в отличие от вальдорфской системы, здесь нет такого тотального идеологического контроля, но у детей, занятых развивающими интеллектуальными играми практически не остается времени для банальных кукол и пряток.

А ведь на самом деле – и это убедительно доказывают все авторитетные педагогические и психологические исследования последнего столетия – без ролевой игры невозможно не только нормальное эмоциональное, но и интеллектуальное развитие ребенка.

Столь же решительно отвергает Монтессори-педагогика и детское художественное творчество, в частности, рисование, Вот что пишет по этому поводу один из видных идеологов Монтессори-педагогики в России: «Никто не обращает внимание на то, что возможно рука ребенка еще вяла, его ум бесчувственен к прекрасному и безобразному и восхищающие всех “каляки-маляки” всего лишь свидетельство определенного уровня мышечного и духовного хаоса.» Дальше все тот же автор пишет: «Монтессори считала отклонением в развитии уход ребенка в фантастический мир, рожденный его желанием замкнуться и уйти от проблем, встающих перед малышом в жизни. Если этот мир не связан с реальностью, то он скорее сродни галлюцинациям наркоманов, чем содержательному творчеству. Творческую способность ума Монтессори рассматривает, как средство работы над реальностью». Думается, комментарии здесь излишни…

Непростая ситуация складывается и с чтением, предметом, которому, казалось бы, в системе Монтессори уделяется столько внимания. Если в вальдорфских детских садах волшебные сказки – это единственные литературные произведения, которые разрешено читать детям, то Монтессори-педагогика, хотя напрямую и не отрицает художественную литературу для детей, но терпит ее лишь потому, что «в сказках содержится не только огромный словарный запас, но и элементы фольклора, и в этом смысле они полезны для развития ребенка». Любая деятельность, в том числе, и чтение, по мнению Монтессори-педагогов, должно приносить ребенку реальную пользу: развивать его речь, помогать в познании реального мира, расширять кругозор. Но уметь бойко складывать буквы в слова и быть читателем – это отнюдь не одно и тоже. При таком отношении к книге, ребенок никогда не научится тому главному, для чего вообще пишется и читается художественная литература: искусству сопереживания, рефлексии, внутреннему диалогу с автором и героями читаемого текста. В результате, ребенок при всем своем уме рискует вырасти эмоционально неразвитым «сухарем-знайкой».

Не стоит сбрасывать со счетов и то, что система Марии Монтессори в ее классическом виде подходит далеко не всем детям. Ребенок, склонный к аутизму, может здесь окончательно замкнуться, уйти в себя. Гиперактивный шумный малыш, которому трудно регулировать свое поведение, справляться со своими эмоциями, тоже будет чувствовать себя крайне некомфортно, вызывая, к тому же, недовольство воспитателей. Вряд ли пойдет на пользу система Монтессори и творчески одаренным детям, у которых доминирует правое полушарие: помимо того, что здесь их уникальные способности не будут в должной мере востребованы, способ познания мира, который предлагает Мария Монтессори, им абсолютно чужд и непонятен.

Но все же, безусловные плюсы Монтессори-педагогики очевидны и доказаны временем. И хотя эта система, рассчитанна, в первую очередь, на обучение в детском саду и школе, очень многое из опыта Монтессори-педагогики с успехом можно использовать и в домашнем воспитании. Существует немало рекомендаций, как организовать развивающую среду в домашних условиях, в какие игры с водой, песком, глиной можно играть. Знаменитые Рамки и вкладыши Монтессори на протяжении многих лет остаются хитом продаж в магазинах развивающих игр.

И все же, думается, главное даже не это. Вспомним ключевое слово системы Марии Монтессори: «свобода», свобода мыслящего, образованного человека, умеющего отвечать за себя и свои поступки, человека, уважающего и право других людей на такую же степень свободы.

Прочитайте внимательно труды великой Монтессори и попробуйте увидеть своего ребенка ее глазами: он уникален и неповторим; он наделен от природы безграничными возможностями и жаждой познания, и задача любящих мудрых родителей – уважать право малыша быть самим собой, ежедневно и ежечасно создавать для него развивающую среду, в которой он мог бы удовлетворить свою любознательность, мягко и тактично направляя кроху на пути познания, полном радостных открытий и озарений. Вот – главный урок Марии Монтессори.

Автор: Ася Штейн

О педагогике Марии Монтессори

Имя итальянки Марии Монтессори, замечательной учительницы, психолога, физика, врача семьдесят лет было забыто в восточной Европе и упоминалась лишь в трудах историков педагогики. В то же время на Западе, в Америке, Азии открывались научные институты и академии, в которых изучали и воплощали в жизнь антропологические, дидактические, педагогические идеи Марии Монтессори, и миллионы детей успешно учились в ее школах. Именно Монтессори-школа занесена в Книгу Гиннеса как самая многочисленная. В ней учится более 22000 детей, а находится она в Индии. Говорят, что такую же школу, но в Америке окончила, например, дочка Билла Клинтона. Внуки и правнуки Льва Николаевича Толстого, эмигрировавшие в разные страны мира, тоже учились в Монтессори-школах. В Нидерландах, Финляндии и США детские сады и школы этого направления включены в основной государственный реестр официальных учебных заведений.

Мария Монтессори родилась 31 августа 1870 года в Италии, а умерла в 1952 году в Голландии. Между этими двумя датами пролегла дорога ее жизни, полная великих педагогических открытий, философского смысла и борьбы за права детей. Она была первой женщиной-врачом в Италии, работала ассистентом в психиатрической клинике, преподавала в Римском университете и, только получив степень доктора философии, основала в одном из бедных кварталов Рима «Дом ребенка», тот самый, о котором позднее она написпла уникальный труд «Дом ребенка. Метод научной педагогики». У нас в России эта книга была переиздана четыре раза.

Свою педагогическую систему М. Монтессори называла системой саморазвития ребенка в дидактически подготовленной среде. Изучение жизненного пути ребенка, проходящего в непосредственной близости от взрослых, именно изучение, а не вмешательство со своими воспитательными приемами и принципами, она ставила в основу педагогической антропологии. М. Монтессори считала, что любые практические действия, теории и модели могут строиться только на фундаментальных знаниях о развивающемся человеке. Научные наблюдения за состоянием и поведением детей помогли ей открыть «феномен поляризации внимания», из которого, собственно, она и делает выводы о свободном саморазвитии ребенка и о способах организации его работы в специально обустроенной среде.

Дети – другие

Одна из значительных работ Марии Монтессори называется «Дети — другие». Уже в названии книги виден ее принципиальный взгляд на картину жизни ребенка. Ребенок другой! Что значит, что его психика, все его существо устроено иначе, чем у нас, взрослых.

Если мы, взрослые, приобретаем знания при помощи анализа и синтеза происходящего, то ребенок просто впитывает жизнь целиком. Мы говорим: он запомнил название цветка. Но у маленького ребенка нет памяти, сначала ему надо ее построить. Ребенок переживает время иначе, чем взрослые. Естественный ритм его жизни гораздо медленнее. Он живет тем, что происходит с ним в конкретный момент, в то время как взрослые постоянно планируют свою жизнь, выделяя самые срочные и необходимые дела.

Маленькие дети обучаются, прежде всего, через собственные действия. Взрослые могут узнавать мир, читая, наблюдая, воспринимая информацию на слух. Но каждый взрослый чувствует разницу между рассказом о событии и непосредственным участием в нем. Малыши познают мир именно через призму собственных чувств, прожитых в действии. Ребенок постоянно подражает взрослым, которые ему близки, но при этом желание быть независимым — одно из самых сильных чувств детства. В отличие от взрослого интерес и чувство настоящего удовлетворения вызывает у ребенка не результат, а именно процесс самостоятельного выполнения целенаправленных действий.

Никогда не повторится!

Одним из важных антропологических наблюдений Марии Монтессори, было определение в психической жизни ребенка особых периодов наиболее интенсивной восприимчивости тех или иных проявлений жизни. В отношении животных подобные периоды в конце 19 века пытались определить английский генетик Арнольд Джисл и голландский биолог Гуго де Ври. Они доказали, что созревание функций психики человека может происходить только через освоение внешнего мира, которое протекает по-разному на разных ступенях развития, ибо в процессе роста жизненные силы ребенка («orme») изменяют свою структуру. Эти периоды интенсивного созревания психики ученые называют сенситивными фазами развития. Монтессори наблюдала подобные фазы у маленьких детей. Она писала: «На основе этой восприимчивости ребенок способен создать особенно интенсивную взаимосвязь между собой и внешним миром, и с этой точки зрения все становится для него легким, вдохновляющим, живым. Каждое усилие оборачивается увеличением силы…. Как только одно из этих духовных пристрастий ослабевает, зажигается другое пламя, и так ребенок движется от одной победы к другой, в беспрестанном вибрировании жизненной силы, которое нам известно и которое мы называем «радостью и счастьем детства».

Понятно, что можно добиться результатов в развитии ребенка и, не обращая внимания на сенситивные периоды его роста, но это потребует от взрослого большого усилия воли, труда и напряжения. В то время, как в момент сенситивной фазы инициируется спонтанный учебный процесс, то есть, сама среда делает возможным действие созидательных потенций ребенка и приобретение им жизненного опыта. Происходит как бы игра в обмен: биологическая зрелость приходит с одной стороны через среду, а с другой – через непрерывное поступательное движение сознания.

Мария Монтессори выделила несколько таких сенситивных фаз. Большая их часть уже в ее время была известна психологам. Но настоящим открытием ученой стало определение сенситивной фазы порядка, которая по наблюдениям Монтессори длится у детей с рождения примерно до 4-х лет. Наивысшая точка наблюдается в 2 – 2,5 года (ребенок требует внешнего порядка в окружающей его среде, ставит на место предметы, почти ритуально выполняет действия). В этот период его жизнь подчинена определенному внешнему и внутреннему ритму. Монтессори пишет о том, что в раннем детском возрасте человеческая душа узнает свое окружение, сначала ориентируясь по элементам, а в дальнейшем завоевывает это окружение лишь по мере надобности. Вот почему важно не пропустить период порядка в развитии ребенка.

Как можно в обычной жизни заметить, что ребенок переживает сенситивную фазу порядка?…

За кухонным столом мама, папа, бабушка и дедушка всегда занимают определенное, излюбленное место. Мама садится рядом с малышом, бабушка поближе к плите, отец – около окна. Но сегодня бабушка заняла мамино место, а дедушка сел к окну. Мама вообще замешкалась у плиты. Можно сразу заметить беспокойство ребенка. Он «непонятно почему» капризничает, выплевывает еду, стучит ложкой по столу. Родители сердятся, бабушка переживает, что ребенок не желает есть… Семья в напряжении. Но, оказывается, чтобы это напряжение прошло, надо всего-то всем членам семьи рассесться по своим привычным местам!

Для подрастающего ребенка внешний порядок постепенно становится внутренним. Вот почему так важно, чтобы пространство детского окружения всегда было рационально, красиво и аккуратно обустроено. Легкий беспорядок в комнате может быть только, когда малыш спит. Но, когда он открыл глаза, все предметы должны быть расставлены по своим местам. Малыш стремится к почти ритуальному выполнению любого действия, будь-то подготовка к еде, сбор на прогулку или обращение с отдельными предметами окружающей его среды. Беспорядок в мире бесконечно расстраивает его.

К другим фазам детской восприимчивости Мария Монтессори относила фазу развития движений, языка, чувств, социальных навыков, интереса к маленьким вещам.

М. Монтессори видела человека в его целостности, а целостность создается и закрепляется с помощью активного освоения окружающего мира. Когда окружающее пространство позволяет ребенку созидательно действовать, то разрозненные вспышки детской энергии соединяются, и возникает как бы «новый ребенок». Этот психологический феномен Монтессори называла нормализацией. Нормализация происходит при концентрации детей на какой-либо деятельности и, значит, необходима, чтобы все предметы вызывали у ребенка живой интерес, могли быть применены именно по своему назначению и использовались «точно». Свобода в направленных действиях и есть главная свобода ребенка. Но это не конечный результат воспитания, хотя нормализованные дети демонстрируют восхитительные, с точки зрения взрослых, человеческие качества. Это только начало.

Территория свободы

Образование детей как таковое не являлось для М. Монтессори принципиальным. Индивидуальность обучения она видела в создании специально подготовленной среды, где дидактический материал выбирает не учитель, а сам ребенок. Ее индивидуальное обучение основано на свободе выбора ребенком этого материала, а так же времени его работы с ним и самостоятельном контроле над ошибками.

Ребенок свободен в подготовленной среде. Дидактические материалы для него лишь ключ к миру. С их помощью он упорядочивает ум, учится осознавать пока еще хаотичные представления, врастает в культуру и современную цивилизацию, на собственном опыте учится понимать природу и ориентироваться в ней.Ребенок свободен. Он может ходить по классу от стола к столу, между полками с материалом, он может забраться на диван, выйти в коридор или в соседний класс.

Ребенок свободен. Но означает ли это, что в классе царит анархия и беспорядок? М. Монтессори пишет: «Все понимают, что двери в обычной школе надо держать закрытыми: ведь если детям, которые все время скучают и которым нечего делать, дать свободу, – они просто исчезнут, убегут из школы». Забавные, несколько наивные строки, не правда ли? Но они немедленно приобретают самый серьезный смысл, когда мы начинаем осознавать, что дисциплина и порядок действительно заложены в ребенке природой с рождения. В любой современной Монтессори-школе мира мы можем ежеминутно наблюдать непривычное для нас явление: ребенок взял дидактический материал с полки, поработал с ним на своем коврике или столике, и поставил обратно, точно на то же место на полке, где он стоял. Но ведь этому ребенка никто не учил! Никто не говорил, что так надо делать. Спонтанное действие малыша, желающего навести порядок, вызывает у традиционных педагогов, по меньшей мере, удивление. Ребенок, в самом деле, свободен. Почему же он не носится по классу и не кричит, а берет с полки один за другим материалы, спокойно работает с ними, а затем ставит на место. Дело в том, что эти материалы имеют удивительно притягательную силу. От притяжения к интересу и любопытству, от радости живого действия с конкретным культурным предметом к постижению мира пролегает линия внутренней мотивации ребенка, которая является основой его деятельности. Ребенок стремится сам разобраться во всем и нуждается лишь в небольшой помощи педагога, который наблюдает за его развитием и косвенно руководит им, насколько это необходимо.

Принципиальной идеей дидактики М. Монтессори является идея спонтанного, опосредованного обучения. Ребенок учится легко, не замечая, что учится! Каждый дидактический материал, предлагаемый детям для упражнений, содержит две цели: прямую и косвенную. Прямая – это цель, которую ставит перед собой ребенок. Скажем, собрать из кубиков стройную Розовую башню. А косвенная – это цель профессионального взрослого, который придумал Розовую башню, чтобы ребенок, упражняясь с ней, незаметно развивал зрение, координировал движение, учился концентрировать внимание и готовился к изучению математики.

Один день в детском саду Монтессори

В детском саду Монтессори день начинается со свободной работы. Дети приходят в группу, самостоятельно раздеваются, приводят себя в порядок и выбирают, чем они будут сегодня заниматься. Воспитатель встречает детей, обязательно протягивая каждому руку для приветствия, и потом, уже в классной комнате, терпеливо наблюдает свободный выбор ими материала для занятий. Кто-то начинает стирать кукольные платья, кто-то поливает цветы. Кто- то раскладывает на ковре цветные таблички, нанизывает бусы. Мелет в маленькой мельнице зерно. Учится пришивать пуговицы. Если воспитатель замечает, что ребенок впервые взял материал для работы, он предлагает малышу алгоритм действия с этим предметом. Иногда дети получают очень короткий и конкретный трехступенчатый урок. А иногда учитель молча показывает способ работы с материалом.

Может ли ребенок во время свободной работы играть в игрушки? Почему нет? Все куклы, кубики, машинки находятся здесь же, в одном из уголков, и если малыш хочет с ними играть, не мешая другим, он спокойно наряжает или кормит куклу, строит из кубиков гараж для своей машинки. Можно переодеваться во взрослые одежды, которые сложены в специальной корзине или делать прическу перед зеркалом. Все это можно. Другое дело – общая атмосфера рабочего дня.

Притягательность дидактического материала (недаром он прожил без изменений уже целое столетие!) захватывает детей настолько, что они предпочитают положить на край коврика свою куклу и выкладывать здесь же десятичную систему из бусин золотого материала. В самостоятельной свободной работе маленький ребенок ежедневно материализует природную потребность утончения своих чувств, действий и концентрации внимания. Такая работа не утомляет его, сколько бы она ни продолжалась, потому что в естественной жизни не может быть остановки. И все-таки часа через два после начала свободной работы дети слышат звучание тихой музыки – знак сбора на общий круг. Начатая работа заканчивается, материалы ставятся на полки.

Что такое Круг?

Кто-то из Монтессори-учителей назвал его «атмосферным явлением». Во всяком случае, это не ежедневное занятие с традиционными пальчиковыми играми и песенками. Каждый круг имеет свой контекст, который зависит от проживаемой ситуации. Многие круги связаны с обсуждением событий, происходящих в жизни детей дома и в детском саду. На других воспитатель рассказывает сказки, короткие истории из Библии. Осенью дети все вместе разглядывают фрукты и овощи, пробуют их на вкус, учатся молоть зерно и месить тесто. Зимой изучают свойства воды, растапливая над свечкой снег, или разучивают рождественские песенки. Здесь же отмечаются дни рождения детей и другие важные события. Здесь вспоминают, что кто — то из детей заболел или кому — то предстоит неприятный поход к зубному врачу. В пятнадцать минут общего круга умещается: личные детские проблемы, календарь, история, география, биология, математика и словесность, пантомима и театр. Круг всегда ведет учитель, но он лишь помогает общему разговору. За ребенком остается право самостоятельного высказывания, попытки объяснить другим свое переживание. Учитель здесь ведет счет своим словам. Он профессионально провоцирует разгорающийся костерок общего разговора, в который каждый из детей подбрасывает свою щепочку. Круг кончается через пятнадцать минут. Но дух общей доброжелательности, уважения, доверия остается надолго, и, в конце концов, становится неотъемлемой частью уклада жизни Монтессори — группы.

В чем состоит счастье учителя?

В одной из российских школ Монтессори-учителей попросили определить различия между учителем или воспитателем традиционного детского сада-школы и Монтессори-педагогом. Первое, что отметили учителя, было связано с исследовательским характером работы Монтессори педагога. Величайшее счастье, которое они испытали в новом качестве, было связано с возможностью наблюдения свободной жизни ребенка, постижения методов экспериментальной педагога и психологии, а также практической организации условий свободной жизни детей. В их сознании произошел переворот: учитель, оказывается, не должен передавать знания, он может с радостью наблюдать распускающуюся жизнь и наслаждаться соприкосновением с душой ребенка. Монтессори-учителя верят, что дети любопытны и способны осваивать окружающий мир и человеческую культуру через самостоятельную деятельность, что они стремятся к независимости и ответственности. Для Монтессори-учителя характерно отступать на задний план, пробуждать интерес, оказывать помощь и никогда не бить по рукам. Педагог откликается, прежде всего, на главную просьбу ученика «помоги мне это сделать самому».

Если педагоги стремятся к освобождению детей и хотят увидеть естественные проявления их наклонностей, это не означает, что им следует сесть в углу классной комнаты и просто наблюдать происходящее. Ясно, что никакого освобождения ребенка не произойдет. Любой эксперимент требует подготовки. Прежде чем пустить детей в класс, Монтессори-учитель подготавливает специальную среду, в которой он будет наблюдать детей, и специальные предметы для их свободной деятельности.

Монтессори-учитель придает организации специально подготовленной среды большое значение, так как истинная свобода человека сопряжена с освоением им культурного пространства, которое значительно расширяется, если педагог заранее профессионально обдумывает его. У ребенка, окруженного книгами, энциклопедиями, лабораторными приборами, орудиями различных ремесел, появляется спонтанная ответственность за освоение всего этого богатства. Он концентрируется в работе с предметами-стимулами, и освобождение его духа приходит само собой, естественным путем без каких-либо взрослых вмешательств и, специальных педагогических приемов.

Но каждый культурный предмет, придуманный человеком, имеет точное назначение и требует определенного обращения. Как в прочем и достояние живой природы, где все обусловлено и подчинено высшим законам. Никто, кроме взрослого, не может показать ребенку, как в мире людей обращаются с той или иной вещью, обозначить смыслы природных явлений. В группе детского сада Монтессори или школьного класса на полках стоят десятки предметов, которые в состоянии презентовать только профессиональный Монтессори-педагог, потому что в большинство из них вложен именно дидактический смысл. В точности каждой демонстрации, осмысленности отдельного движения руки, понимании того, что может произойти в душе ребенка, когда он прикоснется к чаше с водой, книге, листу бумаги, заключено мастерство Монтессори-учителя.

Как будет вести себя Монтессори-учитель во время занятия музыкой, если один из детей скажет: «Я хотел бы сочинить музыку, но пока не умею играть на флейте»? «Тогда ты будешь показывать свое сочинение». Движение ручек вверх означают высокие звуки, вниз — низкие. Тонкие переборы пальцев – музыкальные трели. Ребенок показывает руками сочиненную им музыкальную фразу. Но музыка должна звучать. И учитель подносит к губам флейту, чтобы воспроизвести произведение, рожденное здесь и сейчас одновременно в душе ребенка и в исполнении учителя-мастера. Ведет ребенок. Он внутренне ощущает свое положение ведущего, имеет абсолютную возможность самораскрытия, музыкальной рефлексии. Ведь это его музыка! Учитель позади, он словно слит с инструментом, но без его умения импровизировать на флейте никто бы не понял, не расслышал маленького композитора…

Смею утверждать, что педагогика Марии Монтессори обращена к нашим современникам: родителям, учителям, воспитателям, дидактам и лишь в малой степени к историкам. Она наводит на серьезные размышления о смысле работы учителя, педагога-исследователя, психолога, о сознательном материнстве и отцовстве. «Мой метод, – пишет Мария Монтессори, – привел меня к открытию духовных особенностей детей, которые ранее не наблюдались. То, что было открыто прежде, лишь внешний облик ребенка. Способствовать понимать детей, работать для защиты их прав – это и есть моя цель… Ребенок – человеческое создание, которое работает, страдает и является лучшим из друзей, – все еще неизвестен нам. Это чистая страница в истории человечества. Страница, которую хотелось бы заполнить».

Автор: Елена Хилтунен

Источник: http://pinktower.ru

Методика Монтессори

Мария Монтессори

Мария Монтессори

Мария Монтессори

Основные принципы методики Монтессори – игровая форма обучения и самостоятельное выполнение упражнений.
Методика Монтессори основана на индивидуальном подходе к ребенку: малыш сам выбирает дидактический материал и продолжительность занятий, развивается в собственном ритме.
Ключевая особенность методики Монтессори – создание специальной развивающей среды (Монтессори-среды), в которой ребенок сможет и захочет проявить свои индивидуальные способности.
Занятия по методике Монтессори не похожи на традиционный урок. Материалы Монтессори позволяют ребенку самому увидеть и исправить свои ошибки. Роль Монтессори-педагога состоит не в обучении, а в руководстве самостоятельной деятельностью ребенка.
Методика Монтессори помогает развить внимание, творческое и логическое мышление, память, речь, воображение, моторику.
Методика Монтессори уделяет особое внимание коллективным играм и заданиям, помогающим освоить навыки общения, а также освоению бытовой деятельности, что способствует развитию самостоятельности.

МАРИЯ МОНТЕССОРИ (1870-1952)

Родилась 31 августа в 1870 году в Италии, в маленьком пpовинциальном гоpоде Чиаpавалле, была единственным pебенком Алессандpо и Рейнильде Монтессоpи. Ее отец был высокопоставленным госудаpственным чиновником, а мать пpоисходила из стаpейшего итальянского pода Стопани, в котоpом пpеобладали ученые.

О детстве Маpии известно немногое, лишь только то, что ее pодители делали для своего pебенка все, чтобы она в будущем могла pеализовать высокое человеческое пpедназначение, а в стpогой католической Италии это не соответствовало пpивычному положению женщины.

Будучи еще в начальной школе, Мария заметила, что обучение и экзамены даются ей легко, поэтому она начала заниматься с пpисущей ей дисциплиниpованностью. Особую стаpательность она пpоявила в математике. Из воспоминаний ее одноклассниц мы узнаем, что даже в театp Маpия бpала с собой учебник и pешала в полутемноте задачки, pадуясь найденному неоpдинаpному pешению. В 12 лет она мечтает об учебе в гимназии, котоpую посещать лицам женского пола запpещалось, но ее настойчивость победила все преграды и она была пpинята в техническую школу для юношей. Здесь Маpия pешила, что сделает все от нее зависящее, чтобы воспpепятствовать подавлению личности учащегося.Она все больше увлекалась естествознанием и сделала, наконец, свой пpофессиональный выбоp — детский вpач. Но в тогдашней Италии это было невозможно. Медицина была пpивелегией мужской половины.

Но упоpство Маpии Монтессоpи опять дало плоды — она стала пеpвой женщиной-вpачом Италии. Шел 1896 год. Работая в унивеpситетской клинике, она получила частную пpактику. Здесь состоялась ее пеpвая встpеча с детьми с огpаниченными возможностями. Никто не способствовал пpодвижению этих детей впеpед, они были пpедоставлены себе — после пpиема пищи больные дети ползали по полу и, собиpая хлебные кpошки, вылепливали шаpики. Ничто не могло побудить их к активному полезному действию. Окpужающая обстановка не способствовала этому.

Наблюдая за этими несчастными, Монтессоpи укpепилась в мысли, котоpая стала отпpавным пунктом ее педагогической системы, что для детей как больных, так и здоpовых-необходима специальная pазвивающая сpеда, в котоpой будут сконцентpиpованы все знания о миpе, пpедставленные чеpез эталоны основных достижений человеческой мысли, а pебенок должен пpойти путь человека в цивилизацию в дошкольном возpасте. Погpузившись в пpоблемы лечения и обучения детей с огpаничениями в pазвитии, Монтессоpи изучала тpуды фpанцузских психиатоpв-Эдуаpда Сегена и Гаспаpа Итаpа. Монтессоpи приходит к выводу, что слабоумие- это больше пpоблема педагогическая, нежели медицинская. Ее следует pешать не в больницах и клиниках, а в детских садах и школах.

Монтессоpи начинает изучать педагогику и психологию. Но еще больше ее пpивлекала антpопология, а именно, вопpосы эволюционного pазвития человека, пpиpодые фактоpы, влияющие на умственное pазвитие pебенка. В 1904 году она получает кафедpу антpопологии в Римском унивеpситете и пpоводит pазличные антpопологичекие исследования в педагогической области. Паpаллельно изучает педагогику для умственноотсталых детей в медико-педагогическом институте. На это вpемя пpиходится фоpмулиpовка основ ее собственной педагогики. Она много pаботает с дидактическими матеpиалами Сегена, совеpшенствует и дополняет их, пpобует pазвивать свою собственную методику обучения детей письму и чтению. Ее заявление о пеpвичности письма, а не чтения у дошкольников стало настоящей революцией. Монтессоpи живо начинает интеpесовать методика pаботы со здоpовыми детьми и она pешает пpодолжить учиться дальше. Тепеpь она изучает педагогику pазвития здоpового pебенка.

В 1898 году у Монтессоpи pодился сын. Ее отношения с возлюбленным не пpивели к замужеству и она отдала своего сына на воспитание в интеpнат, чувствуя, что ее пpедназначение на этой земле -посвятить себя чужим детям.

6 янваpя 1907 года откpылся пеpвый «Дом pебенка», pабота в котоpом была постpоена по пpинципам Монтессоpи. Она стала pуководительницей детского сада, обоpудовав его таким обpазом, чтобы в нем было уютно и удобно детям pазных возpастов. Она заказывает сенсомотоpный матеpиал и наблюдает, как ее дети с удовольствием и большой концентpацией занимаются. Она заметила, что в ходе этих занятий дети, пpебывая в дpужественной атмосфеpе, pазвивают позитивное социальное поведение, демонстpиpуя живой интетpес к вещам вокpуг.

С 1909 года метод Монтессоpи активно внедpяется в жизнь. Откpываются куpсы по Монтессоpи-педагогике. К Маpии пpиезжают педагоги из Лондона, Баpселоны, Паpижа. В те годы встpетилась с Маpией Монтессоpи и наша соотечественница Юлия Фаусек, котоpая пеpвая в России откpыла монтессоpианский детский сад.В 1929 году вместе со своим сыном Монтессоpи оpганизует Международную Монтессори Ассоциацию (АМI), котоpая действует и поныне. Монтессоpи-движение возникает и разворачивается во многих стpанах миpа.

Когда pазpазилась втоpая миpовая война, Монтессоpи с сыном находились в Индии. Семь долгих лет пpожила она в этой стpане. За это вpемя она обучила своей методике более тысячи учителей.

Она умеpла 6 мая 1952 года за несколько месяцев до своего 82-летия.Маpия Монтессоpи похоpонена в маленьком гоpодке Ноpдвиг на католическом кладбище.